О жизни, о себе


Родился 13 октября 1947 года в поморском рыбацком селе на берегу Белого моря, русский.

- В нашей семье было шестеро детей - три мальчика и три девочки, - рассказывает Александр Николаевич. - Я - пятый. Родители были простыми рыбообработчиками. Жили мы в маленьком поселке с красивым названием Умба на южном побережье Кольского полуострова. До ближайшего города - Кандалакши - 120 километров. Дороги не было - летом приходил корабль, зимой - прилетал маленький АН-2. Заготовка дров, ягоды, грибы - мы все время этим занимались. Жизнь была трудной, тяжелой, но семья - очень крепкой, и родители очень нас любили. Они заложили в нас все доброе, отрывая от себя, старались дать детям образование. Получая небольшие деньги, они помогали, как могли, только бы мы могли учиться…

Когда мне было лет 12-13, мы поехали по Терскому берегу на велосипедах. Вообще-то у меня никогда не было велосипеда, я всегда о нем мечтал, а для этой поездки занял у одного парня. Мы проезжали по деревням, где знали еще моего деда, моего прадеда. Существовал такой специальный, самый лучший, "крутовский" засол беломорской семги, которую поставляли на государственный двор. О нем снова вспомнили, когда выходила замуж космонавт Валентина Терешкова. Я помню, как в нашей губе приземлился огромный самолет на поплавках - кто-то в Москве вспомнил про "крутовский" засол, и родители получили команду засолить на свадьбу Терешковой две бочки семги…

-Учился я хорошо, был отличником, школу закончил с двумя или тремя четверками - по тригонометрии, черчению и еще какому-то предмету. Мои сочинения отправляли в район, - призов я, правда, не получал. Братья и сестры вырастали, уезжали, оставались в других городах… Подошла и моя пора. Я закончил десятый класс и вопрос, что делать дальше, встал в полный рост.

 

-К нам часто приходили иностранные суда - неподалеку был лесоперерабатывающий завод. Смотреть на эти корабли, другие флаги, других людей было очень интересно. Они создавали представление о том, как велика Земля, как велик мир, и его очень хотелось посмотреть. Наверное, это тоже оставило свой отпечаток… Потом ребята постарше стали возвращаться с учебы. Они рассказывали о Ленинграде, о других городах, в которых им довелось побывать. И я решил: поеду в Москву, в университет, на факультет журналистики. Так я впервые оказался в Москве в 1966 году, и с тех пор живу здесь, хотя не прерываю связь с родиной.

Окончил факультет журналистики Московского Государственного университета в 1971 г., Академию Общественных наук при ЦК КПСС в 1983 году.

-Мне трудно сказать, почему я выбрал именно журналистику, - говорит Александр Николаевич. - Наверное, потому, что она дает возможность общения с людьми, а я был довольно коммуникабельным, любил историю - и всякие истории. Была потребность писать что-то самому. Тем более, что в нашем поселке при маленькой местной редакции было и местное радиовещание. Я работал там, и поступил в МГУ именно на радиоотделение.

Потом - практика в "Последних известиях" на "Маяке", встречи с интересными людьми, стройотряды, газета "Ленинская смена" на студенческой стройке, многочисленные радиопередачи…

 

Работал корреспондентом, специальным корреспондентом, заведующим отделом Всесоюзного радио.

 

- - После окончания МГУ я пришел работать в "Последние известия", - продолжает свой рассказ Александр Николаевич. - Через год-два меня стали приглашать вести самые ответственные программы - например, праздничные трансляции с Красной площади 1 мая, 7 ноября, официальные мероприятия. И хотя мне было уже 22 года, я считал себя мальчишкой в смысле журналистского опыта. Ведь я сидел в студии рядом с Юрием Борисовичем Левитаном - выдающимся диктором и очень хорошим человеком, Ольгой Сергеевной Высоцкой - диктором, известным всему миру… Я бы не назвал это волнением - скорее, накатывало тревожное чувство: получится, не получится? Наверное, получалось, раз приглашали…

Как-то я вел вместе с ними репортаж с Красной площади о параде 7 ноября. "По площади проходят шеренги офицеров в серых шинэлях", - сказал я, очень довольный собой, а Ольга Сергеевна мягко поправила: "Саша, не в шинэлях, а в шинелях". Все во мне упало, сердце заколотилось… Юрий Борисович, или ЮрБор, как мы все его называли, поняв мое состояние, сказал: "Ольга, но ведь если это хорошая шинель - так она же шинэль!". Все засмеялись, обстановка разрядилась, но именно после этого случая я понял, как важно ударение и произношение в речи любого русского человека, а тем более радиожурналиста. К сожалению, о современной журналистике этого не скажешь - ударение прыгает туда-сюда, о произношении и говорить нечего…

Приходилось очень много ездить по стране. Я рассказывал и о посевной на юге, и о начале строительства БАМа, и о перекрытии Енисея, и о крупнейших военных маневрах. Журналистская жизнь была очень разносторонней. Постепенно я становился собственным корреспондентом, специальным корреспондентом, потом меня поставили заведующим общественно-политическим отделом. Я довольно быстро прошел все эти ступеньки, а потом отправился учиться в Академию общественных наук. После ее окончания пришел в программу "Время".
 

С 1983 года - комментатор Главной редакции информации Центрального телевидения (программа "Время").

 

.- Тогда уже было ясно, что в ближайшем будущем радио, конечно, будет играть свою роль, но на первое место выходит все-таки телевидение, - объясняет Александр Николаевич. - В программе "Время" я проработал до 1992 года. Создавал программы "60 минут", "90 минут", "120 минут", "Рассказывают наши корреспонденты"… Репортажи тогда создавались по всем законам драматургии, и требования были гораздо выше, чем теперь. Материалы вроде тех, что сейчас показывают в рубрике "специальный репортаж", мы делали в течение суток. Сейчас это считается высшим пилотажем, и времени тратится гораздо больше. Правда, и класс журналистов был тогда гораздо выше - и по подготовке, и по образованию, и по масштабу.

Потом мы создали в 1987 г. "Прожектор перестройки" - самую первую из перестроечных программ. Рейтинги ее зашкаливали.

 

Газета "ИЗВЕСТИЯ": "Трудно припомнить какую-то другую передачу Центрального телевидения, которая вызывала бы столь большой интерес. Наша газета дважды публиковала отклики телезрителей на эту передачу, но письма продолжают поступать. Еще больше их получает отдел писем ЦТ: уже поступило более 20 тысяч.

…Появились и лидеры среди ведущих. Это А.Крутов и А.Тихомиров. За их телеперекличкой Москва-Владивосток, похоже, следила вся страна… Миллионы людей видели каждый их жест, слышали не только слова, но и интонации. Уже было ясно: ЦТ вышло на новый высокий уровень гласности. В одном из недавних выпусков "Прожектора" Александр Крутов сказал, что "Прожектор перестройки" будет регулярно сообщать о принятых мерах, а о молчальниках - особенно".

 

Помню, вместе с Сашей Тихомировым - он работал в Москве, а я вел передачу с Дальнего Востока - мы провели телемост в прямом эфире. Во Владивостоке власти заключили договор со строительной организацией о том, что ей будут отданы все квартиры, построенные сверх плана. Когда же дома были сданы, власти отказались от своего обещания. На следующий день после нашей передачи туда прилетел министр строительства, мы вытащили его в прямой эфир, заставили объяснить ситуацию… Мы высвечивали серьезные проблемы, а самое главное - по ним принимались решения, люди несли ответственность, понимали, что если проблема поднята во "Времени" или "Прожекторе перестройки", то это нужно исполнять, делать. Сегодня все ушло - говори, что хочешь. А ведь это была важная составляющая журналистики того времени.

 

Правда, я бы не сказал, что сегодня журналистика меньше влияет на жизнь общества. Нынешние средства массовой информации, в особенности телевидение, создают людям виртуальный мир для того, чтобы отвлечь их от реального, не показывают, как можно его преобразовать, а уводят прочь. Идет огромное количество совершенно не нужной информации, забивающей мозги, которые созданы для того, чтобы размышлять. Но современному человеку некогда это делать - он устал от обилия информации, от всех этих телеклоунов, говорящих обо всем, кроме того, что действительно нужно для улучшения жизни.

 

СМИ сейчас играют огромную роль в оболванивании человека, принижении его уровня. Они не заставляют человека думать, зачем он пришел на эту землю, для чего он существует. Попить, пожрать, заняться сексом, как теперь говорят, - или его предназначение совсем другое? Ведь человек создан по образу и подобию Божию и должен стремиться хоть немного походить на своего Создателя. Однако эта составляющая убирается, и остаются животные инстинкты… "Ты создан для того, чтобы удовлетворять свои инстинкты, и из этого состоит вся жизнь", - именно так строят свою политику средства массовой информации.

 

С 1989 по 1991 год - народный депутат СССР. Александр Крутов был избран народным депутатом СССР от № 31 Загорского (ныне - Сергиево-Посадского) округа. Из 22 кандидатов, среди которых были Александр Бовин, Лариса Пияшева и др. - стал первым. Его слово звучало с трибун Верховного Совета СССР.

 

- Впервые у нас была возможность демократического голосования в 1989г., - вспоминает Александр Николаевич. - Это было очень интересное время. Деньги нужны были мизерные - так, на листовки… Это было время романтики, время надежд и ожиданий чего-то хорошего, нового, интересного. В Загорском районе было 22 кандидата в депутаты, в том числе такие известные, как Лариса Пияшева, Александр Бовин - но я победил. Потом я тоже приложил руку к тому, чтобы Загорск переименовали в Сергиев Посад.

"Наш кандидат никогда и никому не пел аллилуйю - ни в застойные годы, ни после апреля 85. И никто не посмеет бросить в него камень, когда зайдет речь о постоянстве его гражданской позиции.. Мы решили потратить свое время, силы и знания на то, чтобы один из носителей гласности смог подняться на депутатскую трибуну. Мы согласились быть доверенными лицами Александра Крутова потому, что сами доверяем этому честному, волевому и порядочному человеку". Доверенные лица А.Н.Крутова: А.Тихомиров, В.Познер, Г.Дарузе, В.Мукусев, О.Добродеев, Ю.Селищев,Л.Золотаревский, В.Косован, О.Точилин

 

Тогда во власть пришел самый цвет нации, самые ответственные, интересные, грамотные люди всех политических направлений. Это были самые яркие личности, и когда шел съезд народных депутатов - вся страна не работала, собираясь у телевизоров.

А потом все разрушилось. 18 августа 1991 года я вел последнюю программу "Время" и сказал: "Я прощаюсь с вами. В следующее воскресенье мы увидимся с вами уже в другом государстве". Утром, после объявления о ГКЧП, мне начали звонить и спрашивать, что я вчера наговорил…

 

Меня отстранили от работы. Пришли новые люди. Программу "Время" возглавил Егор Яковлев. Первым делом он собрал всех и сказал, что отменяется цензура и все ограничения, "вы можете говорить что и как угодно - но я дам вам список людей, которых на телевидение не приглашать и интервью у них не брать". Демократам я не понравился сразу: и журналистом, и депутатом СССР я отстаивал интересы России и русского народа. Естественно, вести программу мне уже не дали. Первое время ее вел цээрушник Марк Дейч с Таней Комаровой - на мой взгляд, это лучше всего показывало, кто пришел к власти и кто организовал все это.

 

Мы выступали против развала СССР, против Беловежской пущи - но это уже другая история.

 

С 1992 года по 1997 г. - генеральный директор телекомпании "Подмосковье", с 1997 года по 2001 год генеральный директор ТРВК "Московия", главный редактор ТРВК "Московия", автор и ведущий программы "Русский Дом", главный редактор журнала "Русский Дом".

 

- Я всегда любил историю, любил ездить по русским городам и давно задумывался, почему русские так живут? , - говорит Александр Николаевич. - Почему государствообразующему народу хуже всех? Русская история заставила меня обратиться к Богу, хотя я был крещен при рождении - бабушка была очень верующей. Я никогда не был рьяным атеистом, но относился к вере постольку-поскольку. И лишь со временем, будучи уже в возрасте, понял, что русский человек может быть только православным. Все остальное - чушь. Православная вера, христианские ценности сдерживают человека, бушующие в нем страсти.

 

И в университете, и на радио, и на телевидении меня всегда считали русофилом. А так как средства массовой информации и тогда, и сейчас были заняты людьми в основном другой национальности или сочувствующими, то я как пришел в программу "Время" комментатором, так и остался им до самого конца. Когда я учился в Академии общественных наук, ректор, знаю, говорил обо мне: "Это - русофильство, это национализм, который нам не нужен". Тогда позиция государства, генсека Юрия Андропова была такова: русский великодержавный шовинизм должен быть истреблен в корне. Для них он был страшнее диссидентства, которое в конце концов разрушило Россию.

 

В 1988 году, в тысячелетие Крещения Руси, я пробил на телевидении десятиминутную передачу, которую вел целую неделю в 23.50, рассказывая об этом великом событии.

 

После отстранения от ведения программы "Время", в январе 1992 года я поехал на Северный флот, сделал репортаж о том, как лучшие летчики-снайперы, вкалывая по ночам, пытаются заработать хоть что-то… Его показали и тут же сняли. На этом закончилась моя жизнь на центральном телевидении.

 

Анатолий Степанович Тяжлов, губернатор Московской области, пригласил меня к себе и предложил руководить телекомпанией "Подмосковье". Делать то, что творили на телевидении "новые люди", меня абсолютно не устраивало, а Тяжлов пообещал, что не будет вмешиваться в редакционную политику - лишь бы все было в рамках конституционного поля. У нас не было финансов, но мы рассказывали о том, что происходит на самом деле, о том, что действительно волнует людей.

 

Нас так и называли - другим телевидением. Вскоре появился свой зритель, а я начал выпускать собственную полуторачасовую программу "Русский дом". Она сразу завоевала зрительские симпатии. Тогда о русском человеке никто, кроме нас, не говорил. Главным в программе были вера, народ и земля.

 

А потом был октябрь 1993 года. Все это происходило на моих глазах - расстрел людей у телевидения… Мы сами уходили оттуда под пулями. Это была заранее спланированная провокация. В годовщину событий американцы показали последние слова той моей передачи: "Свершилось самое страшное - русские снова стреляют в русских" - и на этих словах меня выбросили из эфира. После этого программу закрыли и по указанию тогдашнего главы администрации президента Сергея Филатова создали комиссию, чтобы привлечь меня к уголовной ответственности. Ее члены просмотрели все мои передачи, выискивая в них антисемитизм, шовинизм, призывы к свержению конституционного строя, но ничего этого не нашли. Мы никого ни к чему не призывали - мы говорили не "против", а "за". "Демократы" никак не могут понять, что, когда я говорю о русском человеке, я говорю за него, а не против кого-то. Я защищаю интересы русского человека - здесь и сейчас.

 

Сделать со мной ничего не могли, но Ельцин звонил Тяжлову и просил, чтобы меня уволили. Я до сих пор благодарен Тяжлову за то, что он не поддался этому давлению, и когда Филатов требовал от него выполнить распоряжение президента, отвечал: "Я назначал Крутова, я его и буду увольнять". Это был поступок. Анатолий Степанович - единственный из облеченных властью, который встал на защиту "Русского дома" и русского человека. После этого "Русский дом" никто не защищал. Нашей единственной защитой были и есть молитвы людей, а это дорогого стоит.

 

Передача набирала силы и популярность. Потом сменилась власть в области - губернатором стал Борис Громов, который вместе со своим заместителем Михаилом Менем тут же решил ее закрыть. Но люди выступили против, и тогда они не смогли этого сделать. Нам часто говорили - выходите на центральные телеканалы! Но "Русский дом" не брал ни один канал.

Через год владельцем телекомпании "Московия" стал "Межпромбанк". Новые владельцы все-таки закрыли нашу передачу. Вместо "Русского дома" появился "Русский взгляд", скопировавший наши идеи, концепцию и структуру, но наполнивший их собственным содержанием. Если православных передач будет больше, это только к лучшему - но в "Русском взгляде", как мне кажется, нет той боли за русского человека, того нерва, который отличал нашу программу.


Один из авторов и создателей радиопрограмм "30 лет Победы", "В этот день 40 лет назад", телепрограмм "90 минут", "120 минут", "Утро", "Прожектор перестройки", "7 дней", "Русский Дом".
Автор телевизионных фильмов об экономической, социальной, культурной, государственно-политической жизни общества.
В начале мая 1986 года - спецкомандировка в Чернобыль. Автор первых телерепортажей о ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС.
Телевизионный фильм А.Крутова о чернобыльской трагедии на фестивале телевидения в Монте-Карло был признан "самым заметным в мире, документальным и правдивым произведением в 1986 году" и отмечен специальным призом.
Второй фильм Александра Крутова "Предупреждение" - об уроках Чернобыля - отмечен специальным призом на международном фестивале документальных фильмов в Бирмингеме.

- В Чернобыль я поехал добровольцем, через несколько дней после аварии, - говорит Александр Николаевич. - Мы были первыми журналистами, прорвавшимися туда и увидившими, что это такое. На моих глазах падали мертвые голуби, умирала мышка, у которой отказывали ноги... Страха я не испытывал, но какой-то ужас от того, что происходит, временами накатывал. Например, когда идешь по улице Чернобыля или Припяти, а вокруг радиоактивный песок, и ты это понимаешь, но сделать ничего не можешь - ведь не будешь постоянно ходить в респираторе. А вокруг - прекрасное голубое небо, солнце, яблони цветут… И все это отравлено.

Потом я приезжал в Чернобыль еще несколько раз. На моих глазах тушили реактор, мы облетали все это на вертолете… Потом я долго валялся в больнице. Но все прошло, проехало, пролетело… За Чернобыль мне дали Орден Мужества.

Александр Крутов - лауреат премии Союза журналистов СССР, награжден орденом "Мужества", медалью "За укрепление боевого содружества", академик Российской Академии Естественных наук, Академии Российской словесности, Международной академии информатизации. Женат. Имеет сына.

В декабре 2003 года избран депутатом Государственной Думы четвертого созыва.

- С 1989 года я, по мере своих сил и возможностей, старался объединить патриотические силы, хотел, чтобы все мы были вместе, - комментирует Александр Николаевич. - Но лишь сейчас что-то у нас получилось - была создана "Родина". "Русский дом" полностью устраивали идеи этого блока. Мы с Николаем Сергеевичем Леоновым, замечательным политическим комментатором и обозревателем - я считаю, что лучшего аналитика сейчас в России нет - решили, что поддержим "Родину", хотя совершенно не надеялись попасть в Думу (мы были в региональных списках). Но у людей была большая потребность в народно-патриотических идеях, не замешанных ни на коммунизме, ни на социализме, ни на либерализме. Они нас поддержали - и мы оказались в Думе.

И это все о нем

"- В деловых бумагах не принято отклоняться от установленных норм, - рассказывает ветеран Великой Отечественной Войны и Гостелерадио Герман Петрович Седов. - Однако простой перечень дат и должностей не дает полной картины человеческой личности.

Александра Крутова знаю много лет, со времен его студенческой практики на Всесоюзном радио и Главной редакции информации "Последние известия" (программа "Маяк"). Всегда в его характере чувствовалась последовательность и спокойная уверенность, что и отражалось на работе. Заметен стал его журналистский рост - все более серьезные темы, все более нестандартные их решения. Именно тогда программа "Время", руководил которой Юрий Летунов, которого и теперь вспоминают как смелого реформатора, стала главным рупором информации.

Александр Крутов быстро вписался в круг самых активных журналистов. В появлении новых программ "90 минут", "120 минут", "Прожектор перестройки", "Утро" было заложено немало крутовских идей. В нашей повседневно затрудненной жизни Александр Крутов находил время выйти за рамки обычного.

Помню трагедию Чернобыля. Нахожу естественным, что из всех журналистов добровольцем поехал именно Крутов. Уже через день он появляется в эфире телепрограммы "Время" в защитной одежде и в маске. А позже и без этой маски, чтоб яснее звучала речь (хотя это опасно). И его речь звучала не только ясно, но и смело, обходя цензурные препоны. Его работа по Чернобылю на фестивале телевидения в Монте-Карло была признана "самым заметным в мире, документальным и правдивым произведением в 1986 году" и отмечена соответствующим призом. У нас, в Советском Союзе, Александр Крутов стал лауреатом премии Союза журналистов СССР.Русский Дом в гостях у патриарха

Да, Чернобыль не прошел для него даром и в переносном и буквальном смысле. Мы прятали его от семьи (под видом командировок) в дальневосточных больницах. Что помогло выкарабкаться этому могучему парню - одному Богу известно.

Белой завистью я завидую его родовой клановости, соблюдению поморских обычаев и семейных традиций. Да, это от поморов - потомков вольных и непокорных новгородцев. Отсюда и его искренняя и крепкая Вера. Отсюда - его единственная на всем телевидении поистине православно-патриотическая программа "Русский Дом".

Да и передачи телеканала "Московия" - тоже были единственные в своем роде. Кто, кроме них, сейчас рассказывает о жизни простого человека, о его проблемах, трудностях, горестях и радостях?

А в редакции с Александром Крутовым многие были на "ты". Однако это не мешало ему оставаться уважаемым коллегой и авторитетным руководителем. Он, как правило, со всеми ровен, спокоен, рассудителен. Способен порадоваться чужому успеху и сопереживать трудному положению и помочь. В разговоре с начальством интонацию не меняет.Он - настоящий, надежный мужик и толковый руководитель".

 Подробную информацию о деятельности А.Н.Крутова можно получить здесь:  http://www.kroutov.ru

Чем не новый Лидер?

Один из поморских камней, на коих земля Российская держится!

Интересная история жизни


Помощь «Русскому Дому»

 

Дорогие братья и сестры!

Благодаря вашей поддержке «Русский Дом» продолжает выходить в то время, когда православные издания закрываются по всей России одно за другим. Увы, кризис не миновал никого. Мы нуждаемся в вашей помощи. Если у вас есть возможность внести лепту в издание журнала «Русский Дом», то проще всего это сделать, переведя деньги

на карточку Сбербанка № 4279 3800 1383 2391

Также у нас есть расчётный счёт:

Организация «Русский Дом», ИНН 7702365862, КПП 770201001, Московский банк Сбербанка России ОАО г. Москва, р/с 40703810538260101068, к/с 30101810400000000225, БИК 044525225

Кроме того, пожертвования можно направлять и через интернет:

Рублёвый кошелёк в системе Webmoney: R207426332207

Долларовый кошелёк в системе Webmoney: Z406090803927

Евро-кошелёк в системе Webmoney: E196200153466

Кошелёк в системе «Яндекс.Деньги»: 41001994189694

Тел./ факс: (495) 621-3502, 621-4618 (по подписке), 621-4353.

С любовью о Христе, с верой и надеждой в Россию,

Редакция «РД»

Поиск

Наши новости

RSS-материал